Биологическое декодирование болезней. Кристиан Флеш.

ВСТУПЛЕНИЕ

«Биологическое Декодирование болезней» - это новый терапевтический подход, результат дальнейшего развития идей немецкого  врача, доктора Хамера, который в 80 годы прошлого столетия сделал ряд наблюдений относительно природы и смысла болезней. Он назвал свой подход «Новая Медицина». Биологическое Декодирование, развиваясь в последние годы, имело целью проверить на опыте и практике формулировки этого врача. Какие-то находки  были оставлены нетронутыми, что-то смягчено, а главное, при любой возможности, проверялись принципы, лежащие в основе новаторских открытий доктора Хамера. Надо добавить, что целый ряд  современных теоретических и терапевтических направлений являются прямым продолжением его работ, открытий и интуитивных прозрений.

Новая парадигма.

Доктор Хамер предложил новую парадигму происхождения болезней. До сих пор, говоря «болезнь», мы имели ввиду «проблема». Биологическое декодирование приглашает нас посмотреть на это с другой стороны  и увидеть в «болезни» уже не «проблему», а «решение», адаптационный ответ.  Если вернуться к заимствованной у Ж. Саломэ  метафоре, то вспомним, что открытие электричества никак не было связано с усовершенствованием свечи, усложнением ее состава, изучением воска и парафина... Биологическое Декодирование болезней  также не является продуктом развития психологии,  психоанализа, психосоматики.  Оно есть результат смены базовой парадигмы болезни на новую, опирающуюся не на психологию, но на физиологию человеческого тела и на функционирование его органов.

Наш последующий рассказ будет базироваться на этом положении, на его теоретическом и  экспериментальном обосновании.

Теоретический и практический подход, разработанной мной в 1992 году, я назвал «Биологическое Декодирование болезней», желая этим отделить себя от фигуры доктора Хамера, позиции которого я расценивал как очень стимулирующие, но все же иногда чрезмерные.

 

«Декодирование»

Я говорю о «декодировании», так как болезнь в данном подходе рассматривается как некий код, матрица, запись определенной истории. Она проявляется симптомом,  через кодирование себя в печени, кости, глазу... Весь окружающий нас мир закодирован, и большую часть времени мы, сами того не замечая, занимаемся его расшифровкой. Это справедливо относительно телевизионного пульта, телефонной клавиатуры и любой схематично представленной информации, для понятия которой мы постоянно используем математические, аналитические, метеорологические, лингвистические, психологические методы соответствия. Мы декодируем информацию, и наша биология делает тоже самое, без нашего ведома.

 

«Болезней»

Здесь идет речь о декодировании болезней, так как данный подход интересуется тем, что относится к болезни как физической, так и генетической, органической, функциональной или поведенческой природы.   

 

«Биологическое»

Декодирование болезней относиться к разряду биологического. Речь идет о декодировании не по типу лаканианского анализа, которое опирается на структуру языка (примером чего является игра слов). Это не сакральное декодирование, которое ищет связь между больным органом и  текстом священного писания одной из духовных традиций, например, Библии, Талмуда или Корана. Речь также идет не о декодировании символов, принадлежащих разнообразным мифам и культурам...

Речь идет о декодировании, основанном на БИОЛОГИИ и, в первую очередь, на знании функции органа, которая направлена на поддержание жизнедеятельности организма и обеспечение его адаптационных потребностей.  Первый вопрос, при наличии больного органа направлен на то, чтобы определить его биологическую функцию. Если мы хотим понять смысл кожного заболевания, мы, просто напросто, задаем себе вопрос о функциях дермы. В случае поражения печени, нас будет интересовать ее биологическая функция, именно с точки зрения биологической реальности. Возвращаясь к вышеописанным примерам, дерма нас защищает от внешнего мира; функцией печени, помимо прочих, является депонирование необходимого организму гликогена. Если на меня нападают, моя дерма утолщается; если пищи не хватает, моя печень увеличивается, накапливая резервы.

ГЛАВА 1

ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП

Звонит телефон. Неожиданный звонок может быть некстати. У нас есть несколько возможностей устранить дискомфорт: отключить телефон, перерезать телефонный провод, разбить телефонную трубку или же, как вариант, уйти в другую комнату.

Однако, звонок, нас так раздражающий, не звонит сам по себе. Никто никогда не слышал о телефонах, звонящих по собственной инициативе. Кто-то где-то ищет контакта с нами. Кто-то о нас думает, кому-то нужна наша помощь, кто-то что-то хочет нам сказать, передать информацию. Звонок лишь проявление, выражение другой реальности, которую в данный момент мы не знаем.

            Любой симптом, любая болезнь сопоставимы  телефонному звонку. Орган, тело не звонит само по себе. Симптом не появляется по собственной инициативе, его нужно рассматривать  как реакцию на некий процесс.

Кто-то звонит нам. Выбор за нами: снять трубку или разбить телефонный аппарат... Точно также можно разрушать свое тело, перерезать нервы, ампутировать органы или удалять полушарие мозга, принимать лекарства, делать хирургическую пластику органов...  А можно решиться поднять телефон, что будет значить войти в контакт с бессознательным, проявляющим себя, ищущим общения с нами через данный симптом. Именно такой подход, такое раскрытие, такой тип слушания предлагает нам Биологическое Декодирование болезней.

Основная идея Биологического Декодирования болезней заключается в том, что любой симптом является, во-первых, посланием, информацией, а во-вторых  решением.  

Последнее высказывание, которое я поясню несколькими примерами, предполагает, что изменение на физическом плане (внутреннее изменение) является реакцией  на изменения ситуации (внешнее изменение).

Когда пища попадает в желудок, он начинает секретировать соляную кислоту. Это одно из решений организма, его привычное решение, обеспечивающее пищеварение. Это решение не является проблемой. Если мы съели йогурт, желудок секретирует меньше кислоты. Если мы съели рагу, то будет принято решение о дополнительном синтезе кислоты. Если в желудок попали рыбные кости, мы увеличиваем объем слизистой, возможно даже сформируем желудочный полип, чтобы продуцировать больше кислоты, способствующей перевариванию кости. И даже рвота после съеденных несвежих устриц, не является проблемой, а решением организма, направленном на  защиту жизни. После рвоты мы себя чувствуем уставшими, мы покрываемся испариной, нам нужен отдых. Все это тоже является частью решения.

Если в ответ на активное солнце мы покрываемся загаром, это не проблема – это решение. Наша кожа загорает , чтобы не сгореть. Если мы остаемся глухи к нашему телу, его биологическим реакциям и продолжаем находиться на солнце слишком долго, то, безусловно, мы можем сгореть. Каждое заболевание, каждый симптом является откликом на то, что я называю позитивным замыслом, который нам нужно учиться распознавать. Симптом -  это адаптационное решение к внешнему событию. 

 

ГЛАВА 2

НОВОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ БОЛЕЗНИ

А. Реакция жизненной адаптации.

Все является реакцией жизненной адаптации. Симптом – это реакция на действие, которое зачастую забыто. Какая-то часть нашего тела, просто напросто, адаптируется к изменениям. Если случается солнечный удар, мы наблюдаем реакцию организма. Если рвота –  мы снова видим реакцию. Это верно для всех симптомов.

            Я поясню этот первый принцип на примере. Когда формируется «плюс- ткань» в легком (например, опухоль), необходимо задать себе вопрос, в чем смысл данного симптома, или другими словами, учитывая принцип «позитивного намерения», выяснить какую пользу данному человеку дает дополнительный объем легочной ткани. Нас будет интересовать биологическая функция органа. Для легкого, это, конечно же, функция получения  кислорода и обеспечение газообмена. Если человек находиться в обедненной кислородом среде, избыточная легочная масса позволит получить ему необходимую дозу кислорода. Поэтому, в своей основе, разрастание легочной ткани является положительным актом.

Если данный человек будет находиться на большой высоте, где воздух беден кислородом, его организм начнет синтезировать красные кровяные тельца. Это еще одно решение хорошей адаптации, которое поможет ему жить и выжить.           

Данный принцип верен для всех симптомов, будь это случай узелкового перерождения ткани  печени, позволяющего накопить больше гликогена, при наличии пищевой депривации (или только лишь страха нехватки еды), или же паралич ног, в ситуации, когда мы чувствуем, что вынуждены бежать в двух противоположных направлениях и не имеем физической возможности это делать. Такой паралич, указывающий на двойное принуждение, сковывающее нас, помогает нам освободиться от стресса.   

Б. Избавление от стресса.

            Симптом, в действительности, является реакцией организма, направленной на избавление от стресса. В последнем примере, стресс возникал при необходимости бежать в противоположных направлениях. Если  мы парализованы, то неясность положения пропадает, уходит необходимость поиска невозможного решения, исчезает источник неуправляемого стресса. Если нас оскорбили, после чего понизился слух, то симптом позволяет нам прервать контакт с источником стресса, воздействующим на нас через слух. Если нам  когда-то не хватало пищи, то сформированный узелок в печени позволит навсегда  избавится от страха  голода.  Болезнь, симптом, таким образом, является биологическим приемом, направленным на то, чтобы отдалить нас от стресса, а точнее, облегчить наше осознанное и непрерывное взаимодействие с определенным типом стресса.

         Решение, которое принимает тело в качестве адаптации, заключается в том, чтобы укрыться как можно глубже в бессознательное от проблемы, которую не удалось урегулировать, обойти или решить. На биологическом, бессознательном, уровне орган берет на себя кодирование и решение проблемы. Общий стресс превращается  в стресс локальный, который больше не  осознается.

Жак Саломэ описывает случай, показательный в этом отношении. Во время консультации он задает вопрос женщине:

- У вас были выкидыши?

- Нет.

- Сколько раз?

- Три.    

Осознанно она не абортировала. Значит все в порядке...

Клинический пример:

Ко мне на консультацию приходит мужчина по поводу рака легких. Я задаю вопрос, были ли у него сильные переживания страха смерти, потому что легкие, это орган связанный именно с таким переживанием. Включая бессознательно свои защиты, он мне отвечает несколько раздраженно: «Нет. Ничего такого.» Я предлагаю ему сохранять спокойствие и назначаю встречу через месяц. Во время второй консультации он мне рассказывает: «Мне кое-что пришло на память. Я сразу это не увидел. Страх смерти , в общем-то, мне кое что напоминает... Это было до того, как возникли проблемы со здоровьем. Да, может быть это... Но я совершенно об этом забыл...» Он рассказывает об автомобильной аварии, пережитой в детстве. Семья едет на отдых, все счастливые, торопятся поскорее добраться. Отец ведет машину быстро, очень быстро. Далеко за городом навстречу им выскакивает машина, происходит лобовое столкновение. Мальчик сидит сзади. Его сильно встряхнуло, но ему удается выбраться из машины. Отец, мать и сестра без сознания. Всюду кровь. Он направляется ко второй машине за помощью, но все ее пассажиры мертвы. Он хочет получить помощь в каком-нибудь доме, но кругом никого нет. И, в поисках помощи, ему придется пройти бесконечные километры, оставив своих родителей истекать кровью. Он уходит, не зная, найдет ли их живыми...

Я описываю только контекст, но можно представить всю силу переживаний этого ребенка, встретившегося со смертью. И, несмотря на масштаб события, он мне говорит самым естественным образом: «Я действительно испугался, что они умерли. Но я об этом забыл». Таким образом событие было отодвинуто. Будучи невыносимым, оно было  подавлено в бессознательное , а затем биологически закодировано тканью легких. Часть тела, мозга, бессознательного берет на себя проблему, с тем чтобы уберечь остальной организм и позволить человеку продолжить жить и функционировать.  

С. Симптом – это избыток или недостаток физиологической нормы.   

Симптом – это не что иное, как физиологическая норма в избытке или недостатке. Не существует болезни, которая бы создавала новый или неизвестный орган. Когда у человека рак кости, то имеется избыток кости. Когда кто-то жалуется на шум в ушах, он слышит звук, дополнительный звук. Или, наоборот, симптом проявляется через недостаток: человек страдает пониженным слухом, становится близоруким или теряет кальций.  

  Болезнь – это избыточная реакция, запущенная с целью выживания. Это реакция проявляется всегда в  определенном контексте, в ответ на ситуацию или условия, соответствующие особым характеристикам, которые мы разберем дальше. Это решение, дающее телу дополнительные возможности для адаптации и выживания.

 Принцип адаптации можно констатировать , проследив за эволюцией живого от поколения к поколению в ходе тысячелетий. Исследуя историю человека, мы находим, что в определенные временные периоды, на полярных территориях, он был гораздо больше покрыт волосами и имел намного более крепкие зубы... Постепенно волосяной покров исчез, пальцы на ногах сделались короче, зубной аппарат эволюционировал так, что зубы мудрости, в некоторых случаях, почти совсем исчезли. Тело приспособилось к окружению, к внешним условиям. Никому не приходит в голову рассматривать эволюционные изменения  как проблему, как болезнь. Напротив, это чудесные возможности адаптации. Можно констатировать эволюционные процессы по всюду в животном и  растительном мире. Они сопутствуют изменениям окружающей среды (температура, хищники, внешние условия) и являются результатом адаптации. Вспомним предложение Дарвина , согласно которому, одним из основных законов естественного отбора видов является адаптация: виды, неспособные адаптироваться к изменениям окружающей среды, исчезают.

Можно также отметить мимоходом работы Селье, в  котором я вижу одного из предвестников Биологического Декодирования.  Селье, один из первых, начал говорить о стрессе, как о факторе положительном и необходимом для адаптации и выживания.

 

ГЛАВА 3

ПРИЧИНЫ БОЛЕЗНЕЙ

А. Биологизирующий шок.

Любой симптом, любая болезнь начинаются в очень точный, конкретный момент, момент шока. Речь идет об ощутимой драме, которую можно проследить до часа, до секунды. Я предлагаю обозначить это событие как «био-шок» или «биологизирующий шок».    

            Понятие мгновенности фундаментально. Несмотря на то, что это очевидно для многих терапевтов, мне известно мало специалистов, кто в своей практике действительно настойчиво ищет точный момент возникновения заболевания. Множество увлекательных подходов, например, поднимают проблему  трудных отношений с «поглощающей» матерью, или травмирующие последствия траура, тяжелого развода, но, как правило, они не ищут, КАКОЕ именно мгновение текущего события было пережито тяжело. Таким моментом мог быть миг, когда человек оказался лицом к лицу со своим супругом перед судьей, или оскорбительный звонок от родственников супруга, или вечер, когда человек первый раз за много лет оказался один в супружеской постели... Поиск точного мгновения, ключевого момента входа в болезнь, иногда может занять много времени. На мой взгляд, это неустранимый этап терапии, и я призываю терапевтов данного направления не бояться тратить на это необходимое время.

            Понятие мгновенности принципиально, и я настаиваю на этом, так как речь идет о  мгновении, запускающем как болезнь, так и выздоровление. Все шло хорошо до 13.21..., но в 13.22 происходит что-то, случается неожиданное событие, и с этого момента жизнь уже не та. Эти изменения будут иметь последствия на эмоциональном плане, физиологическом, органном, психологическом. В основе любой болезни мы находим такой переходный момент- миг, в который все опрокидывается. 

Клинический пример:   Данный принцип я проиллюстрирую случаем из практики. Ко мне на консультацию пришла женщина по поводу злокачественной опухоли яичника, которая появилась у нее после женитьбы сына. Мы нашли момент, точное событие, которое легло в основу «биологизирующего» шока, драму, которая погребла ее, превратив в надгробное изваяние, подобное распростертым  в вечности  каменным трупам церковных плит.   Эта женщина пережила шок на следующий день после свадьбы своего единственного сына, в тот момент, когда проходила мимо открытой двери в его бывшую комнату, полную невыносимой для нее пустой тишины. Двадцать два года она жаловалась на шум и беспорядок, и вот, отныне, здесь не было ничего, кроме тишины, как если бы сын умер для нее. Как если бы она, как мать, была мертва, больше не существовала. Важно было найти именно этот момент, так как в биологической логике, опухоль яичника связана напрямую с конфликтом на тему материнства и потомства.   тот случай , в силу  схожести определенных аспектов, напоминает другого пациента, подростка, страдающего опущением правого века. Биологизирующий шок произошел в ночь, следующую после смерти его матери. Ночью, поднявшись в туалет, он проходил мимо комнаты матери, которая находилась от него по правую руку. Тело лежало на кровати. Ему было невыносимо видеть прах, тело матери, которое он желал видеть, но  на которое не мог смотреть. И каждый раз, проходя мимо этой двери, он активизировал  травму.  Биологическим решением для этого подростка, отдаляющим его от источника стресса, стало прикрытие правого глаза, позволяющее не видеть. И с первых минут терапии, с момента, когда пациент позволил себе вспомнить то мгновение и сопутствующие эмоции, опущенное веко начало исцеляться. Через неделю он совершенно освободился от симптома.

 Б. Признаки био-шока.

Био-шок имеет ряд признаков. Не любой шок, не любые драматические события, с которыми мы сталкиваемся, подлежат определению биологизирующего шока. Совершенно очевидно, что каждый из нас ежедневно сталкивается с разнообразием конфликтных ситуаций, и в ходе жизни соприкасается с множеством событий, определенно травмирующего характера, что далеко не всегда порождает заболевание. И, наоборот, кажущееся благополучными, люди «без проблем», подвержены различным болезням и симптомам.    Био-шок проходит всегда незамеченным. Он связан с переживанием человека, а не с событием как таковом. Иногда безобидное событие пробуждает прошлое страдание или программирующий конфликт. Что определяет эту разницу? Каковы характеристика шока, способного увести в болезнь?

Изоляция

Био-шок является последствием события, прожитого в изоляции. Человек не сумел или не имел возможности поговорить о пережитых чувствах. Он мог рассказать о событии, о своих действиях, о своих взглядах, но не смог высказать свои глубинные эмоции. А если смог, то возможно не почувствовал себя принятым, понятым , не ощутил освобождения. Он мог чувствовать что его осуждают, отвергают, и эмоциональное переживание, обесцениваясь в его собственных глазах, теряло возможность быть выраженным, проявленным вовне.   

Неожиданность

Шок нельзя предвидеть. Он для нас всегда неожиданность, застающая врасплох. Это то, к чему мы не приготовились. Пример. Родитель умирает после долгой болезни. Трагическое событие, к которому мы готовы, скорбь глубока, но она выносима. Напротив, шок возникает совершенно неожиданно, в момент раздела имущества, когда проявляется никем не подозреваемая жадность одного из членов семьи.   

Отсутсвие решения (безвыходность)

Шок возникает тогда, когда нет возможности принять долговременное, удовлетворительное, осознанное, волевое решение. Для человека, в момент шока, нет доступа ни к рассудку, ни к аналитическому аппарату, ни к личностным или семейным ресурсам. В момент шока нет возможности решить проблему вербально. Человек находиться в тупике.

Затронут уровень глубинных ценностей

Шок связан с индивидуальной системой ценностей. Человека поражает именно смысл, который он придает трагедии. Увольнение может стать источником биологизирующего шока, для человека, который превыше всего оценивает свою работу. Для одного человека самым важным будет внимательно выслушивать других, если он чувствует, что не был услышан, для другого самым ценным будут человеческие отношения, если он чувствует себя покинутым и т.д.  Человек идентифицирует себя с каким-то элементом драмы. И это то, что требуется найти в ходе терапии.

В. Понятие «био-мишени»

На учебных семинарах, я предлагаю с методической целью представить человека, и любое  живое существо, в виде  мишени, состоящей из концентрических кругов. В своем подходе я назвал ее «био-мишень».    

- В модели био-мишени самый внешний круг соответствует внешнему окружению. Это та область, с которой мы входим в отношения и откуда мы получаем опыт. Окружающая среда оказывает влияние на нас, и мы оказываем влияние на окружающую среду.

- Второй круг соответствует пространству наших действий; оно находиться между нами и внешним миром. Это все то, что мы делаем, наше поведение.

- В третий круг попадают наши мысли, суждения и  верования; они находятся внутри нас(несмотря на то, что частично детерминированы окружением и связаны с нашими действиями).

- Все эти три элемента, в момент био-шока, и во время терапии, не имеют решающего значения. Надо двигаться дальше, внутрь, в сферу эмоций, в область эмоционального переживания. Именно оно составляет центр био-мишени. В действительности, шок, возникающий из внешней среды, пронизывает все слои и достигает самой сердцевины мишени. Событие приобретает  особую, специфическую, эмоциональную окраску, которая является волшебным решетом, отделяющим  вход на биологический уровень.

В терапевтической работе важно в ходе беседы уметь понять о чем именно говорит человек, где именно он находится. Единственное, что подвергается биологизации – это центр мишени, т.е. эмоциональное переживание.     

 

  Клинический пример: Для иллюстрации этого очень важного для диагностики и лечения  принципа, я подробнее разберу описанный выше случай  женщины, которая обратилась ко мне по поводу опухоли яичника. Раковое разрастание клеток яичника наводит меня на след переживания, связанного с глубокой потерей.  Я начинаю с того, что спрашиваю, какое важное событие прожила пациентка перед  появлением симптома. Она отвечает, что таким событием была свадьба сына. О чем она говорит, когда мне это рассказывает? Какую информацию, с какого уровня, мы имеем на этом этапе консультации?  В модели биологической мишени это уровень события, изложенного достаточно поверхностно. На этой стадии нужно продолжать слушать.  Я начинаю расспрашивать ее о глубоких переживаниях, связанных со свадьбой.  Пациентка мне отвечает: «Что я действительно чувствовала  так это то, что приглашенных 250 человек. Я даже пригласила повара. Ведь вы же понимаете, что это огромное количество народа. Приглашенных было много как с одной, так и с другой стороны. Конечно же, моя бабушка не смогла приехать, так как очень устает...».О чем она мне говорит? О внешних событиях, о контексте. Мы все еще находимся на периферии, и  я ничего не знаю о ее чувствах. Я лишь могу выдвинуть гипотезу, что описывать внешние обстоятельства, должно быть, является для нее способом защититься от особенно болезненного переживания. На этот момент консультации у меня все еще нет никакой важной информации  относительно  момента запуска болезни у этой пациентки. Я настаиваю на этом месте: для меня очень важно знать... что я не знаю ничего существенного!... Иначе мы рискуем начать, так сказать, лить воду, т.е. формулировать гипотезы, по типу проекций, отражающие в большей степени наши собственные переживания в подобной ситуации, нежели переживания пациентки.Пациентка продолжает: «Поскольку было столько народу, именно  я встречала гостей. Я приглашала повара. Я делала все, что бы все прошло хорошо.» С какого уровня эта информация? Пациентка больше не рассказывает о других. Она говорит о том, что она делала. Она включает себя. Мы двигаемся ближе к центру мишени, но я до сих пор не знаю, что она чувствовала. И повторюсь здесь еще раз, биологизируется только переживание.  Я спрашиваю ее: « Ваш сын женился, а что происходило с другими? Какие ваши чувства по поводу этой свадьбы?» Она отвечает: « Я чувствовала, что он нашел действительно милую девушку. Он сделал хороший выбор. Они друг другу отлично подходят.» Какую информацию мы имеем? Пациентка до сих пор не ответила, но мы находимся уже не уроне ее мыслей, мнений и ценностей . Мы приближаемся к центру мишени, что важно, но все-таки это еще не то, что биологизировалось, не то,  что отпечаталось внутри, закодировалось в больном органе. И тогда я прошу ее более подробно описать каждый этап свадьбы. Был ли какой-то момент более волнительный, чем другие? Пациентка наконец-то находит ответ, к концу полутора часовой консультации...

Она говорит:

 - «На утро после свадьбы я проходила по коридору мимо комнаты сына». Опять она сообщает о том, что делала.     

- «Что вы почувствовали в этот момент?»

Она говорит фразу, которая очень часто звучит  из уст пациентов: «Я не знаю. Не могу найти слова.» Именно по этой причине они и заболевают! Потому, что они не могут высказаться! И вот наконец мы у цели. Нам, терапевтам, необходимо поддержать, удержать пациента в этом месте, окружить теплом и нежностью. Момент, в котором они находятся, это сакральный акт творения (sacré- ça crée). Это созидающая точка, в которой происходит исцеление, осознание и рост.

-«Он как бы мертв. Он больше не придет.»  Действительно он прожил у нее до самой свадьбы.  До сих пор она запрещала себе  взаимодействовать с чувством утраты, потому что знает, что он счастлив. Тем не менее, в глубине себя, она чувствует, что потеряла его. Его больше не будет дома. Это ее единственный сын. Ему 24 года.  Он будто бы умер. Именно теперь она достигла своего глубинного переживания, центра мишени. И теперь она способна его донести до меня.  

 

Г. Переживание

Мы выделяем 4 основных типа переживаний.

Архаические переживания, связанные с выживанием. Примером являются страх смерти, страх голода. Эти переживания соответствуют базовым, фундаментальным потребностям и  представляют собой очень «животный» уровень.

Переживания, связанные с потребностью в защите, возникают в  ситуациях, когда мы по отношению к  себе чувствуем агрессию, чувствуем, что нас очернили, опорочили, задели. Мы ощущаем себя в  опасности.

Переживания, с оттенком обесценивания, недооценки. Они встречаются у людей с пониженным чувством собственного достоинства, которые думают, что ничего из себя не представляют и ничего не стоят.

Переживания социальные, связанные с отношениями. Сюда мы относим понятия контакта, территории, сексуальности, расставания, фрустрации, злобы, бессилия.

 

Тип переживания в момент шока имеет принципиальное значение. Можно сказать, что это краеугольный камень на пути к болезни, и к выздоровлению. Это тот цвет, которым мы окрашиваем внешний мир и обстоятельства, с которыми соприкасаемся.

Одно и тоже событие будет проживаться по-разному, и будет иметь разный биологический и \ или психологический отзвук,  в зависимости от пережитой эмоции и от смысла, придаваемого событию. Увольнение для одного будет ударом по самолюбию, для другого спровоцирует гнев или стыд, а у третьего породит страх лишиться жизненно необходимого и т.д.  

 

Д. Две логики существуют в нас параллельно.

Самое важное в этом подходе – это биологическое переживание. Это переживание не интеллектуальной, не познавательной природы. Необходимо четко отличать логику ума, интеллекта, рационального мозга от логики тела, клеток, «нутра», эмоций.

Рациональная рассудочная  логика никогда не породит симптом или болезнь. Это делает изолированная система эмоциональной логики. Мы можем понимать, что бессмысленно и нелепо беспокоиться за детей, находящихся в безопасности у бабушки, но эмоция присутствует, и тревога не поддается контролю. Все знают, что абсолютно глупо бояться паука на фотографии, но при этом некоторые испытывают полномасштабную фобию и не могут реагировать иначе.  

Для иллюстрации того, что представляют из себя эти две логики - логика рационального интеллекта и логика эмоционального переживания- я разберу клинический случай мужчины, который хотел покончить собой из-за маленького роста, что носило характер бредового убеждения.  Лечащий персонал, психиатры и санитары, другие пациенты и члены семьи, словом, все вокруг обращались к нему одним и тем же подходом, взывая к разуму, обращаясь к его здравому смыслу. Его убеждали, что он не так мал, и его рост не повод для самоубийства, приводили в пример знаменитого футболиста одного с ним роста и  вспоминали маленьких мужчин, имевших большой успех у женщин... так как он был убежден, что из-за роста никогда не заинтересует ни одну женщину. Все вокруг обращались к его интеллекту силой аргументов...Это не вело ни к чему, так как его исступленная убежденность была недосягаема для рациональной логики, и он регулярно повторял суицидальные попытки. Но посмотрев иначе, можно видеть, что согласно логике своих эмоций, в своем внутреннем эмоциональном мире, он опирался на собственную правду и логику, отделенную от логики рациональной.

Болезни и симптомы всегда имеют дело с логикой , которую я называю клеточной, телесной, органической. Мы думаем либо головой, либо телом. Будучи разными, они могут находиться в глубоком конфликте. В этом случае, бессознательная логика берет верх.

Е. Истинное и воображаемое.     

Наш мозг не делает различий между воображаемым и реальным событием.

Реальным я называю событие, идущее извне, ситуацию которую мы проживаем, видим, слышим, можем чувственно воспринять. Воображаемое событие, напротив, имеет когнитивную природу. Это то, о чем мы думаем,  то, что представляем или вспоминаем.

Мозг не делает разницы между этими двумя типами событий. Независимо от того проживаем мы событие или воспроизводим его по памяти, тело секретирует одинаковый набор кислот, выделять пот, ускорять сердцебиение, а на  эмоциональном уровне проявлять идентичную радость, грусть, гнев, стыд и т.д. Эмоции ничем не отличаются.

Это наблюдение имеет первостепенное значение с точки зрения запуска болезни. Когда случается внешнее событие, что происходит постоянно, оно окрашено, оттенено, деформировано в большей или меньшей степени, нашей субъективностью, нашим внутренним миром. Реальность мы постоянно воссоздаем. Внешнее событие, если рассматривать его в концепции био-мишени , пересекает круг мыслей, где оно идентифицируется, оценивается и ассоциируется  с воспоминаниями.   

Я вижу картину в первый раз. Всего лишь пятна краски. Я смотрю на имя художника и читаю Гоген, Пикассо или Миро. Тут же картина, оставаясь прежней, производит на меня совершенно новое эмоциональное воздействие: «А! Это Пикассо! Как сильно...».

Эту мысль проводит собеседник Маленького Принца в своем рассказе : «Маленьким мальчиком я жил в старом доме, где, по легенде, было спрятано сокровище. Конечно же, никто никогда не смог его найти, а возможно, что никто его даже и не искал. Но это придавало всему дому особое очарование. Мой дом, в глубине своего сердца, хранил секрет...»

Таким образом, мы взаимодействуем не с внешней объективной, количественно исчисляемой и  воспроизводимой реальностью, а с идеей, с внутренним построением, с воссозданием внешнего мира внутренним ... Исключение составляют те, кого Будда и другие называли «бодрствующими». В этом случае, речь идет о состоянии осознания  текущего момента, освобожденном от личностных интерпретационных фильтров... В ожидании достижения этого уровня сознания, человеческое существо развешивает ярлыки, интерпретирует, навязывает смысл и реагирует не на внешний мир, а на свою точку зрения. Ярлыки остаются воображаемыми, виртуальными, безосновательными и случайными. Они порождает эмоцию, приятную или неприятную, в зависимости от того какой смысл приписывается событию.

Эпиктет писал в своем «Руководстве»: «людям мешают не вещи, а их представления о вещах. Например, смерть не является злом. Наше представление о смерти как о зле, вот что является истинным злом. И тогда, если мы недовольны, беспокойны или грустны, то некого винить кроме себя, кроме собственных суждений».

Не зависимо от того, реальная ли природа события (внешняя) или воображаемая (внутренняя), эмоция будет реальной и вызовет реальный биологический ответ в виде опухоли, язвы, раздражения или чего-то еще.

Можно подшутить над приятелем, сказав, что видели его подругу под руку с таким-то. Тот, кому это будет сказано, возможно почувствует как ускоряется сердце, пена поднимается к губам, вздуваются жилы на шее  и т.д. А через три минуты вы признаетесь ему, что выдумали все от начала до конца. Это хорошая демонстрация того, что само событие не является действующим фактором.    

Ж. Эмоция связана с нашей биологической реальностью.    

В Биологическом Декодировании мы изучаем архетипические функции кожи, надпочечников, печени, мочевого пузыря... Для каждого органа мы ищем соответствующий архетип. Для мочевого пузыря, например, речь идет о маркировании своей территории, как это делает собака, леопард и многие другие.

Когда на консультацию ко мне приходит женщина с проблемой цистита, я задаюсь вопросом, кто же посягает на ее территорию, вызывая в ней желание мочиться целый день. Кто это постоянно приходит на кухню и заглядывает в кастрюли, несмотря на то, что она этого не переносит?  Может быть муж вторгается на ее территорию, когда она не хочет, чтобы он приходил. Это архетипическая реакция, проявленная в теле, на уровне биологии тела.

З. Резюме

 В основе всех заболеваний лежит мгновенное событие которое трансформируется, в зависимости от приданного нами смысла, в эмоцию очень определенной окраски. Данная эмоциональная окраска точно определит тип конфликта, биологическое решение которого возьмет на себя орган человеческого тела, несущий соответствующую функцию в организме.

Например, у женщины трудные, вызывающие стресс, отношения с детьми. Она измотана ситуацией, не может контролировать отношения, она перестает себя уважать и считает плохой матерью. Эта эмоция связана с определенным органом. В этом примере, речь идет о левом плече, если человек правша.   

1: Дополнительная информация в книге К. Флэш  «Биологическое декодирование болезней», издательство Le Souffle D’Or.

 

ГЛАВА 4

ПОНЯТИЕ ФАЗ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Оригинальность данного подхода проявляется в выделении двух периодов,  двух биологических фаз: «фазы стресса» и «фазы  восстановления».  

            Различают также 4 этапа психологического переживания.

А. Две биологические фазы.

Биологический шок сопровождается сильным стрессом, который помогает, как я уже подчеркивал, найти решение. Сам по себе стресс является наиболее адекватной реакцией  для поиска выхода. Задачей первой фазы будет ликвидация стресса, отдаление его и реализация биологического ответа в отношении обнаруженной угрозы.      Например,  при недостатке кислорода реакцией биологической адаптации может стать дополнительное производство красных клеток крови.

Первой поведенческой реакцией будет перемещение в место более богатое кислородом, а в некоторых случаях, поиск  кислородного баллона. Это внешнее решение на внешнюю ситуацию. Это то, что мы обычно делаем.

Если человек находит воздух с достаточным содержанием кислорода, организму нет необходимости поддерживать эритроцитоз. Тогда человек переходит во вторую фазу заболевания: репарационную фазу, фазу регенерации, реконвалесценции, другими словами, функция костного мозга нормализуется, и он производит меньше красных клеток. Обычно это проявляется периодом усталости, расслабления и иногда сопровождается воспалительными реакциями.

Если, несмотря на стресс первой фазы, человек не находит решения своей проблемы вовне, например у него нет возможности перебраться в другое место, его организм будет продолжать производить дополнительно эритроциты, но разум больше не будет сосредоточен на этом стрессе. Он, так сказать, «отключиться», разъединиться с источником стресса. Тогда и будет создан коридор в бессознательное, сохраняющийся от несколько секунд до нескольких дней. Шоковое событие перейдет в бессознательное, и человек больше не будет в постоянном полном осознанном контакте со стрессом. Продолжая находиться в первой биологической фазе,  тело реализовывает принятое решение, и ему сопутствует эмоция, которая больше не осознается. Это и есть биологическое переживание. 

В тот день, когда появляется реальное, воображаемое, эмоциональное или символическое адекватное решение, способное излечить первичный стресс, человек входит во вторую фазу. Тело начнет продуцировать кость, если была декальцинация, или удалять опухоль, если она была создана в фазу стресса. Оно излечит глухоту, если глухота была симптомом первой фазы.

Второй фазе присущ ряд физических симптомов: воспаление, боль, отек, лихорадка..., которыми проявляет себе регенерационный процесс в теле. Симптомы, как первой так и второй фазы, всегда соответствуют биологическому шоку и эмоциональному переживанию .

Если биологический шок эмоционально проживался в форме гнева, в первой фазе появиться изъязвление желчевыводящих протоков. Когда конфликт будет разрешен, желчные протоки начнут закрываться...вплоть до того, что возникает их закупорка с возможной желтухой.

Если конфликтным биологизирующим переживанием было болезненное чувство расставания, в первой фазе мы можем иметь холодный, ледяной эпидермис, а в фазе восстановления эпидермис станет воспаленным, отечным, с ощущением жжения в течение нескольких дней или недель пока не вернется к норме. Таким образом, мы видим, что есть необходимость классифицировать симптомы по этим двум категориям.

     Б. Четыре психологических этапа

- Начальный этап, соответствует моменту, когда человек приходит с болезнью или симптомом. Этот этап, который я называю нулевой фазой, является стадией защиты,  избегания, неосознанности. Человек  легко скажет что «кроме этого, все нормально...», что ничего его особенно не беспокоит... Тем лучше! Потому что, как мы видели, функция бессознательного заключается именно в том, чтобы отвлекать разум человека от драмы, чтобы позволить ему продолжать жить и справляться с другими аспектами своего существования.   

- Терапевт становиться неудобной фигурой. Он в первый раз проводит пациента, тем или иным способом, к осознанию проблемы (первый психологический этап).  Человеку придется соприкоснуться опять с трудной, неуправляемой, негативной эмоцией, а также с событием, лежащим у ее истока. Этот этап часто мучительный, здесь возможно столкновение с сопротивлением пациента, который, в какой-то степени, опасается  возврата подавленного материала.     

- Когда этот этап пройден, человек может двигаться ко второй психологическому этапу, этапу лечения негативной эмоции. Если, например, эмоциональным переживанием был страх, то на этом этапе начнется движение к состоянию «не страх». Если человек недооценивал себя, он перестает это делать и т.д. Таким образом, человек на втором этапе начинает отдаляться от негатива... но он еще не в позитиве. Просто теперь  он менее грустный, или совсем не грустный, он перестает себя недооценивать и т.д.

            - Естественное движение эволюции и исцеления направляет его к третьему психологическому этапу, который соответствует второй биологической фазе. Эта фаза сопровождается регенеративными  физическими феноменами,  которые мы уже описали. На этом этапе человек получает доступ к положительному эмоциональному опыту: он себя чувствует в безопасности, уверенным, счастливым , в ощущении собственной ценности. Он находится в прямом контакте с решением, с внутренним комфортом, с чувством благополучия.

            - И наконец, мы можем говорить о последней психологическом этапе, этапе возвращения к норме и обогащения новым опытом. Человек, прошедший через болезнь и исцелившийся, уже не тот, каким был. Он богаче, он получил доступ к ресурсам благодаря инициации, которой является болезнь.       

 

ГЛАВА 5

ЕДИНСТВО ЖИВОГО

Я предлагаю рассматривать структуру живого существа как «триединство», как целостность, тремя гранями которой являются тело (органы), мозг и эмоции.  Все они являются проявлением одной реальности и развиваются одновременно и синхронно. Эмоциональные переживания имеют непосредственное воздействие на определенную мозговую область, которая, в свою очередь, управляет группой клеток.

Для иллюстрации этого принципа, рассмотрим случай, когда человек сталкивается с событием (био-шок), которое он проживает с чувством  тяжелой утраты (эмоция). Немедленно при сканировании появляется изображение в очень определенной области мозговой коры. А в теле, на уровне эпидермиса, определенная зона становится холодной.

В другом примере, когда шок связан с понижением спортивной самооценки, можно проследить незамедлительное развитие процесса декальцинации на уровне коленей, и появляется точное отчетливое изображение при сканировании в области мозгового ствола.

По такому же принципу, когда человек находит решение травмирующему переживанию, затронутая церебральная зона восстанавливается с формированием небольшого отека во время фазы регенерации и появляются  признаки воспаления на уровне тела.     

 

ГЛАВА 6

ТЕРАПИЯ

Терапия может опираться на работы Филиппа Леви , на терапевтический подход Милтона Эриксона и другие принципы. Каковы же терапевтические особенности этого подхода?:

- В Биологическом Декодировании, терапия, в первую очередь, обращает внимание на то, чтобы встретить человека в его биологической реальности и в контексте его окружения: его семьи; его профессии; принципов, которые для него имеют смысл... Это то, что в НЛП мы назвали бы «его картой мира».

- Во вторых, во время терапии возможен обучающий этап, когда пациента информируют о смысле заболевания и важности его переживания.

- В третьих, психо-био-терапия, означает необходимость встретить другого особым привилегированным способом. Это встреча, где на первом месте будет стоять эмоциональный компонент, а не когнитивный. Как мы уже видели, каждый симптом, не зависимо от своей природы, органической, психической, поведенческой, порожден внешнем событием, которое приобрело эмоциональный контекст. На данной стадии, терапия ставит себе целью вернуть подвижность заблокированной, неподвижной эмоции. Следствием любого шока является паралич эмоции. Для эмоции существует цикл: приходя извне, она входит внутрь нас, для того, чтобы выйти наружу. В какой-то степени, болезнь является кристаллизацией эмоции, стагнацией движения, которым эмоция является.  В этимологии самого слова эмоция (emotion) есть компонент движения (motion), пробуждения, возбуждения, бунта. Таким образом, терапия состоит в том, чтобы вернуть движение, чтобы позволить эмоциональной реальности возвратиться наружу в той или иной форме. Это может быть сделано через творческий акт, ролевые игры, абреакцию, плач, движения тела...,речь всегда идет об эмоциональной разрядке, о выражении того, что было запечатано.

- Психо-био-терапия интересуется смыслом, потому что живущий человек вешает этикетки на события, интерпретирует внешние факты  и придает им смысл. Одевание ярлыков, приписывание определенного смысла, свойственное всем, может заставить нас страдать, а может привести нас к большему раскрытию самих себя. Вся разница в смысле, в этикетке. Если вернуться к примеру с увольнением, можно позволить этому событию сделать мир враждебным и злым в наших глазах... Но можно в этом увидеть возможность дать себе шанс заняться тем, о чем давно мечтали. Смысл порождает эмоцию, которая может вызывать как боль и страдание, так и нести  раскрытие и жизнь. Из очевидного зла неожиданно рождается добро. А иногда одна беда порождает другую, а за ней другую. Био-шок –это неудавшийся коан.

Излечение может произойти уже на первых этапах: на этапе знакомства, потому что сама встреча, в моем понимании, уже является лекарством; на этапе информационном, так как случается, что человеку достаточно осознать проблему чтобы исцелиться. Но в большинстве случаев, первых двух этапов не достаточно, и людям, пришедшим на консультацию, требуется помощь, чтобы пройти через эмоциональную разрядку или найти новый смысл.

Если этого недостаточно, возможным терапевтическим приемом может стать подключение воображения для поиска решения. Это пространство символических действий, предложенное  М. Эриксоном и М. Иодоровским. Глубинная логика метафорических действий обращается, в основном, к бессознательному, чем и  объясняется их терапевтический эффект.   

Например, если человек увяз  в безысходном трауре, символическим действием может стать разговор с покойным, написание ему письма, принесение на его могилу подарков... Эти действия могут помочь продолжить или закончить терапевтический процесс. Как мы уже поняли,  болезнь это решение, которое остановилось на пути, и метафорическое действие может помочь довести его до конца, завершить. Речь идет о том, чтобы вывести наружу то, что было заблокировано, что замерло внутри живущего.

Клинический пример: Мадам Х, 44 года, приходит на консультацию по поводу близорукости, которой страдает с сорок одного года и из-за которой вынуждена носить очки. Миопия появилась очень внезапно. Начав терапию, мы ищем, важное событие, которое произошло непосредственно перед появлением болезни. Она вышла замуж незадолго до того, как ей исполнился сорок один год. После свадьбы, эта женщина поехала навестить отца, который совершенно неожиданным образом (био-шок) отказался ее обнять так, как делал обычно (внешнее событие). Она не знала как реагировать и что думать. Такое отдаление было для нее невыносимым (переживание - активная фаза конфликта). На консультации она мне сказала: «Я  скорее предпочла бы, чтобы он умер, чем видеть его вдалеке от меня.»  (биологическое решение).

Мы знаем, что одним из проявлений близорукости является размытое виденье того, что далеко. Таким образом, данное заболевание, стало идеальным адаптационным решением для шока.

После того, как мадам Х нашла событие, о котором смогла рассказать, от которого смогла освободиться, она прошла через очень интенсивное эмоциональное переживание (1 психологический этап).

На следующее утро, она надела, как обычно, очки и обнаружила, что они ей мешают (фаза излечения). Когда она пришла ко мне на консультацию через три недели, очки ей уже были не нужны.    

 

ГЛАВА 7

РАЗВИТИЕ БИОЛОГИЧЕСКОГО ДЕКОДИРОВАНИЯ

 

С того момента, как Биологическое Декодирование болезней было сформулировано и стало распространяться в начале 90х, многие специалисты, ища возможности углубить свой терапевтический подход, комбинировали Биологическое Декодирование с материалом других направлений. Этот процесс особенно коснулся психотерапии и психо- генеалогии.  

МАРК ФРЕШЕ

Перекрестное оплодотворение с самым богатым результатом, на мой взгляд, произошло в результате  встречи с работами Марка Фреше, психолога, который интересовался причинами программирования болезней.   

Мы подошли к пониманию факторов, запускающих болезнь, которыми являются био-шок и тип переживания. Но можно и нужно задать себе вопрос о том, что заставляет мистера Х чувствовать, то что он чувствует, присущим  только ему образом и почему не  как-то иначе .. Почему мадам У придает именно такой и никакой другой смысл проживаемому событию?

Имеется, как мы видим, предрасположенность,  пред-конфликт, другими словами, программирование. Оно обусловлено, в первую очередь, качеством наших отношений с родителями и нашим образованием. Педагоги влияют на то, какой смысл мы придаем событиям и окружению.

Трудно не согласиться с фактом, что будучи продуктом буддийской, коммунистической или роялисткой культуры, мы будем придавать различный смысл деньгам, собственности и работе. Передача смысла есть функция  наших родителей, нашего образования, нашей культуры, а следовательно, нашего программирования.

Марк Фреше сделал важные открытия относительно моментов программирования.

 «Психологи, психотерапевты, психиатры умеют собирать данные, но забывают их датировать. Потому им можно рассказывать что угодно, они проглотят все. Для проходящего терапию, тот факт, что мы уточняем событие, делает более трудным говорить ерунду. Нам наплевать на Эдипов комплекс. Наоборот, событие, это что-то очень конкретное, и делает его конкретным – время. Таким образом, анализ перестает занимать годы. Когда указано время, можно отказаться от претензий 45 летней давности...Например от претензии к родителям по поводу неудобных подгузников. Вы только подумайте! Вам 45, а вы все еще продолжаете драть глотку из-за подгузников! Это похоже на интеллектуальный провал между моментом и моментом» (прим. между моментом шока и моментом терапии).

Марк Фреше говорил о программирующих моментах. Его представления изначально формировались независимо от Биологического Декодирования, но они дополняют его великолепно. Потому что, работая над источником программирования, мы имеем возможность освободить то, что ниже по течению.  Если проводить аналогию с руслом реки, мы можем работать более или менее близко от верховья.

 Чтобы найти источник проблемы Марк Фреше предлагал разные подходы: биологические циклы; закрепленные в памяти, повторяющиеся событийные последовательности ; бессознательная родительская проекция на ребенка – скрытый замысел рождения (projet-sens); порядок рождения в роду (rang de fratrie); принципы психо-генеалогии. Эти различные терапевтические пути подробнее  и глубже разбираются в работе «Мое тело для моего исцеления.» (Ed. du Souffle d’Or)

 

ПСИХО-ГЕНЕАЛОГИЯ

Одним из смежных подходов является психо-генеалогия, которая широко изучалась и развивалась такими авторами, как Анн Анселин Шутценбергер, Серж Тиссерон, Паола Дель Кастилло и др.

Говоря о перспективах объединения Биологического Декодирования болезней и Психо-Гениологии, дающего рождение направлению Био-Психо-Генеалогии, речь идет уже не о поиске трансгенерационного сходства болезней, а о поиске сходного переживания, которое передается из поколения в поколение, и о его возможном решении.

Поясню. При обычном подходе в психо-генеалогии, если мы находим, что у мадам Х в 40 лет манифестировался рак груди, мы ищем, что происходило с ее матерью в этом возрасте. Например, мы можем обнаружить, что у ее матери в 40 лет был раковый процесс в матке, а у матери матери в этом же возрасте был рак поджелудочной железы...

В психо-био-генеалогии, в случае наличия рака груди у мадам Х в 40 лет, мы будем искать, что пережили ее мать, отец,  дяди, тети в 40 лет, искать переживания, имеющие отношение к раку груди, а, именно травмы, связанной с потерей «гнезда». Должна была ли ее мать покинуть жилище, переселиться? Был ли у нее конфликт с матерью в возрасте 40 лет? Таким образом, мы изучаем конфликтные переживания, вошедшие в биологию генеалогического древа.        

Другое многообещающее применение этому подходу составляют случаи, когда проблема существует с рождения. Например, если ребенок страдает экземой с рождения, мы будем искать у его родителей переживания, связанные с тяжелой утратой в период до зачатия или во время беременности.

Эмоция, как и даты, как и индивидуальные переживания, переходит от поколения в поколение. Как писал Конрад Лоренц : «врожденная природа индивидуума это приобретенный опыт рода». Другими словами, все, что мы прожили, пережили, проблемы, которым мы не нашли решения...все станет наследием наших детей, с тем, чтобы они, наконец, смогли найти решение. Если это не случается, они в свою очередь передают эстафету своим детям, до тех пор пока не найдется один, кто найдет решение проблемы, выход из конфликта, который когда-то не удалось урегулировать.

Таким образом, то, что передается из поколения в поколение, это нерешенные конфликты и их решения.

Этот тезис я проиллюстрирую на примере истории одного, достаточно заурядного в профессиональном и социальном плане мужчины, мало  пользующегося популярностью. Этот человек оказался в центре природного катаклизма, землетрясения, в результате которого под обломками дома оказались его дети. Из последних сил, благодаря собственной храбрости, ему удалось спасти детей от верной смерти. После этого он был признан, оценен, обласкан и обратно интегрирован в общество. Для него, совершение усилия в трагических обстоятельствах явилось решением, позволившим стать тем , кем он стал. Его потомки, можно сказать, унаследовали это решение...

Очень тяжелое решение, решение с которым трудно жить. Эти люди чувствовали себя вынужденными оказываться снова и снова в трудных или почти невозможных ситуациях, для того чтобы полноценно ощущать свое существование. Они отправлялись в зоны повышенного риска или создавали сами себе проблемы, с тем чтобы их потом решать. Это принудительное и слишком утомительное для повседневной жизни решение существовало до тех пор, пока они не идентифицировали своего предка и память, которую несли в себе.  

Психо-генеалогия, примененная к Биологическому Декодированию, напоминает через язык биологии о том, что человеческое существо сравнимо с клеткой. Человек сам по себе есть совокупность миллиардов клеток, которые взаимодействуют с внешним миром. В центре клетки находится ядро, которое принимает и посылает информацию. Но откуда взялось ядро, состоящее из хромосом,? Каково происхождение хромосом? Из биологии мы знаем, что 23 хромосомы приходят от отца и 23 хромосомы приходят от матери.  Получается, что в центре нас самих находимся не мы, а другие!

С точки зрения биологии, мы видим, что в центре нас самих, в самой середине наших клеток находятся хромосомы, идущие от наших предков. Это верно в отношении как нашей психики так и эмоциональной жизни. Это еще одна нарциссическая рана для Человечества, в дополнение к уже описанным господином Фрейдом.

Господин Фрейд говорил о первой нарциссической ране, появившейся на заявление Галилея о том, что Земля не есть центр Вселенной, что она крутится вокруг Солнца. Вторую нарциссическую рану человечество получило от Дарвина и его теории эволюции, согласно которой человек произошел от животного. Третья нарциссическая рана нанесена Фрейдом и открытием бессознательного: «Я» не хозяин своего жилища, им руководит бессознательное.

Новое нарциссическое оскорбление пришло от биологии и генеалогии: в самом центре нас самих - нас нет. Думают, чувствуют, действуют в нас наши предки, как если бы мы были одержимы одним из них, одним из героев саги, проигрываемой внутри нас. По этому поводу можно обратиться к книге Ги Корно «Себе - палач, другим - жертва», а также к работе основоположников психо-генеалогии Николя Абрахама и Марии Торок «Кора и ядро».

 

НЕЙРО-ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ

Биологическое Декодирование формирует также очень плодотворный союз с Нейро-Лингвистическим Программированием (НЛП), которое интересуется структурой опыта и не чуждо тому, что можно было бы назвать биологической психотерапией.

«Программирование» - мы уже видели значение программ в работах Марка Фреше. «Нейро» - возвращает нас к важности мозга для Биологического Декодирования. «Лингвистическое» - все есть язык, само тело представляет собой вид языка, а симптом является словом.

НЛП великолепно дополняет Биологическое Декодирование, остающееся в большей степени диагностическим инструментом, благодаря тому, что очень быстро позволяет обнаружить реальную проблему. Если есть невыносимое страдание и отсутствует для него решение (био-шок), тут же открывается проход в бессознательное. Благодаря связи симптома с характером переживания Биологическое Декодирование позволяет быстро обнаружить травматическое событие. НЛП дополняет Декодирование  новым терапевтическим инструментарием для работы с эмоцией. Например, процедура «снятия якоря» позволяет субъекту получить доступ к ресурсам.

Биологическое декодирование позволяет ответить на вопрос почему нам плохо, а НЛП учит нас как сделать, чтобы было хорошо.  

 

ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ

Еще одним дополнением к декодированию является Эриксоновский гипноз, позволяющий осуществить как диагностику, так и лечение. В моем понимании, речь идет о «биологическом гипнозе», который ищет причинное событие, спрятанное в бессознательном. Сущность гипноза как раз таки и состоит в том, чтобы обращаться напрямую к описанному нами биологическому бессознательному. Обходя разум, гипноз позволяет войти во взаимодействие с тем, что поддерживает и сохраняет проблему.

Гипноз также лечит, создавая состояние измененного сознания, которое способствует диссоциированому,  расслабленному и «экологичному» восприятию проблемы. Такой тип восприятия помогает придать новый смысл событию или, по крайней мере, пережить его эмоционально более  комфортно. Гипноз имеет множество и других возможностей.

 

ИМЕНА, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ПРОФЕССИИ

Еще одним возможным расширением концепции Биологического Декодирования является внимательное отношение к имени, деятельности и профессии, как всегда с учетом биологии.

Примером может быть ребенок, родители которого когда-то пережили голод, и который стал бакалейщиком. Смысл этой профессии может быть сопоставим с биологической функцией печени, а именно, с накоплением пищевых запасов...Другие будут задействованы в профессиях коммуникационных, чтобы избежать травмы разлуки. Если они отстранены от своей  социальной деятельности, у них может возникнуть экзема.  

Имена тоже могут наводить на след, особенно если опираться на их буквальное прочтение.

Мальчика зовут Дени (DENIS – de nis- от гнезда). Его мать проживает конфликт потери гнезда и имеет рак левой груди. Девочку зовут Флоранс (FLORENCE- “flot rances”- прогнившие потоки) у матери, страдающей хронической диареей... Имя ребенка, его деятельность, его будущая профессия могут быть связаны с пережитым опытом родителей и\ или своим собственным.

 Все это пути, которые мы можем исследовать, предлагать, но никогда не навязывать. Все это лишь рабочие гипотезы, требующие подтверждения при каждой новой встрече. Потому что Биологической Декодирование не вещь в себе, но средство на службе у живущего, средство раскрывающее, дающее уверенность и исцеление пациенту.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Биологическое Декодирование болезней является диагностическим методом, позволяющим иметь быстрый проход к определенным аспектам бессознательного, к месту, где тайно хранится  страдание пациента, куда он сам не хочет двигаться, в то единственное место, куда имеет смысл идти. Этот метод должен рассматриваться как гипотеза, не как догма. Только это позволит раскрыть человека, не заперев в теориях, интерпретациях и суждениях. Терапевт должен искать подход к пациенту, а не пациент приспосабливаться к терапии.

Это очень мощный подход.  Он может принести большую пользу, но может нанести вред, если человек не готов услышать и раскрыться навстречу своим обидам. Он требует от терапевта большого такта, потому что, как мы уже подчеркивали, обеспечивает очень быстрый проход в бессознательное, в пространство подавленных, заснувших на многие годы, иногда на многие поколения ран. Когда человек вскрывает этот склеп, то находит очень нежную ранимую часть себя, истерзанную, незащищенную от повторной травматизации.

Это новый подход, и он находится в постоянном движении. Вы не найдете его в музеях и хранилищах, он - в исследовательских лабораториях, которыми  являются кабинеты разных специалистов. Он разрабатывается, уточняется каждый день благодаря обновляющему опыту консультаций. Этот подход не теория, перешедшая в практику, это практика, наблюдения, сумма опытов, которые получили теоретическое обоснование. Вот почему он может себе позволить подвергаться сомнению на каждой консультации перед фактом уникальности отдельного пациента. Еще много патологий требуют своего объяснения, много требуют более глубокого изучения, с тем чтобы иметь возможность обогатить Биологическое Декодирование.

Отныне множество специалистов используют этот подход во Франции, Бельгии, Швейцарии, Италии, Португалии, Германии и Испании. Они регулярно встречаются в духе взаимопонимания, гармонии и обмена, чтобы обобщить, взрастить плоды и распространить этот подход во всей его зрелости, полноте силы и, надеюсь, вечной молодости. 

 

Полезные книги