Коллеги, простите нас и не осуждайте

«Коллеги, простите нас и не осуждайте»

Идет прием, входит пациентка, много лет наблюдаю ее семью, последний раз была на приеме полгода назад. «Что беспокоит?» – спрашиваю я. «Болит поясница, и прыгает давление последние две недели». «Все как в прошлый раз», – добавляет она.

Смотрю свои записи, всё повторяется: те же жалобы, что в прошлом и позапрошлом году. Спрашиваю: «Опять была нервотрепка и эмоции?». «Как всегда», – отвечает она.
Тестирую точки, о которых в своих работах рассказывал Жорж Сулье де Моран. Эти точки при сильных эмоциях закрываются, и вся структура тела также закрывается. Это сигнальные точки. Я их называю точками комоций. Они закрываются, если эмоции не могут уже больше выводиться и утилизироваться организмом. Эмоции не страшны, даже сильные и длительные. Повреждения наступают только тогда, когда нет ресурса для их удаления. Когда эти точки закрыты, то можно уверенно говорить, что комоции внедрились и вызвали повреждения на уровне структуры, висцеры и краниосакральной системы.

Беру пульс, и он “колошматит” во всех шести позициях, как бешеный. Тестирую позвоночник и ребра, используя тесты мобилизации. Нахожу повреждение четвертого грудного в дисфункции Вебстера, четвертого ребра слева на вдохе и четвертого ребра справа на вдохе. Говорят, что такое повреждение двух одноименных ребер на вдохе редко бывает, а я часто встречаю. 

Тест на стагнацию в париетальной брюшине (часто это называют спайками) положителен в подвздошной области слева. Такая стагнация приводит к фиксации тазобедренного сустава и подвздошной кости слева на выдохе. Таз входит в функциональную торсию, и пока стопы компенсируют, то проблем не будет. Бедненький крестец, ему достается – надо адаптироваться к четвертому грудному позвонку, к спайкам и к суставам таза. У него появилось несколько разных руководителей, и у каждого свои меркантильные интересы. Пока поясничные позвонки помогали крестцу, то проблем не было. Перестали компенсировать – и появились боли.
Можно осуждать пациентку, что она подвержена эмоциям и не хочет заниматься упражнениями, психотехниками, медитациями и т.д. Это ее выбор, и он всегда правилен. 
Уже будучи врачом, я много лет выкуривал от пачки папирос в день и при этом рекомендовал больным бросить курить, раз они стали больными. Когда с огромным трудом сам бросил, то перестал рекомендовать отказываться от сигарет. Язык просто не мог произнести фразу: «Вам лучше бросить курить». Недавно от очень мною уважаемого специалиста узнал, что тем, у кого есть слабость “синь-сердца” в пульсе, вообще нельзя бросать курить – сорвется система адаптации. Век живи, век учись.

Какая скукота – делать одно и то же на каждой процедуре: 
вывести комоции через точки Жорж Сулье де Морана. Это больно, это очень больно. Тем, кто говорит, что остеопатическая работа мягкая и безболезненная, можно предложить испытать такую работу на себе. Уверен, что через 10 минут они вспомнят про город Ротенбург, где есть музей пыток; мануально открыть еще пару точек, но уже безболезненно. Смотрю пульс, и он изменился. Можно обойтись и без работы на точках, эффект будет, но потребуется повтор процедуры – жалко время и денег пациента.

Дисфункция Вебстера четвертого грудного – самая гадливая дисфункция. Данный позвонок очень нестабилен и требует большой скрупулезности в работе. Сейчас я знаю, как с ним разговаривать, а раньше он много доставлял мне неприятностей. Лет 8 назад поехал в Индию с коллегой Дмитрием Тезиковым, чтобы посетить очень крупный ашрам, где преподают аюрведу. Перед отъездом в Индию вел остеопатический прием, на котором выполнил своей старой пациентке коррекцию четвертого грудного позвонка. На следующий день, когда уже уехали далеко от России, она мне прозвонилась. К вечеру после процедуры впервые в жизни у нее стало прыгать давление. Вернулся через две недели. За это время она подсела на гипотензивные препараты. Я разблокировал и восстановил подвижность этого гаденыша – четвертого грудного, давление нормализовалось. После этого эпизода я не встречал эту пациентку и не встречал членов ее семьи. До этого случая я около 10 лет помогал им, и у нас сложились очень теплые дружеские отношения. Моя вина – некорректно поработал на дисфункции Вебстера. 

Повторно тест на стагнацию брюшины и торсию таза. Мое Эго сладко замурлыкало, т.к. напряжение спаек уменьшилось и торсия таза стала уходить. Как четвертый грудной связан с напряжениями в подвздошной области и контролирует натяжение спаек? Почему эти напряжения уходят после коррекции 4-го грудного? Я много лет задавал себе этот вопрос, пока не нашел ответ в книге Джованни Мачоча. Очень и очень серьезная книга, без бокала хорошего красного вина открывать ее нельзя, серповидная связка мозга обычного специалиста не выдержит.

На малоберцовой одна техника, чтобы разбудить постуру.
Одну минуту на МВН, чтобы толкнуть Шэнь-почек.
Процедура закончена. Предполагаю из предыдущего опыта, что данного сеанса хватит на несколько месяцев, пока новые эмоциональные стрессы не замуруют комоции в грудной клетке. Она уже опытная, и рассказывать ей ничего не надо, мы мало разговариваем.

Попрощался с нею, и размышления накрыли меня своею тяжестью. Вот я ей помогаю, и при этом мои коллеги страдают. Если бы она пошла в поликлинику, то благородные специалисты взяли бы над нею шефство. Посмотрел бы невролог и направил на рентген или МРТ поясничного отдела. Глубокомысленный кардиолог выписал бы направление на кардиограмму. Улыбнулась бы медсестра, снимая ЭКГ. Приветливо пригласил в рентген-кабинет рентген-лаборант. Весело ударил по клавишам компьютера врач функциональной диагностики, расшифровывая ЭЭГ. Внимательно рассматривал снимки рентгенолог...
Поликлиника – это большая семья. Один за всех и все за одного. Сколько же уважаемых специалистов не смогли исполнить свой профессиональный долг! И все из-за меня. Простите меня, коллеги, я не из-за вредности – просто так получилось.

P.S. Каждый специалист при таком виде поясничной боли не может не получить эффект, и притом – очень быстрый эффект.

Пусть опыт моих ошибок поможет другим.
22 ноября 2016 Шарапов КВ