Статьи | Краниосакральная Академия

Биологическое декодирование болезней. Кристиан Флеш. (часть 1)

ВСТУПЛЕНИЕ

«Биологическое Декодирование болезней» - это новый терапевтический подход, результат дальнейшего развития идей немецкого врача, доктора Хамера, который в 80 годы прошлого столетия сделал ряд наблюдений относительно природы и смысла болезней. Он назвал свой подход «Новая Медицина». Биологическое Декодирование, развиваясь в последние годы, имело целью проверить на опыте и практике формулировки этого врача. Какие-то находки были оставлены нетронутыми, что-то смягчено, а главное, при любой возможности, проверялись принципы, лежащие в основе новаторских открытий доктора Хамера. Надо добавить, что целый ряд современных теоретических и терапевтических направлений являются прямым продолжением его работ, открытий и интуитивных прозрений.

Новая парадигма.
Доктор Хамер предложил новую парадигму происхождения болезней. До сих пор, говоря «болезнь», мы имели ввиду «проблема». Биологическое декодирование приглашает нас посмотреть на это с другой стороны и увидеть в «болезни» уже не «проблему», а «решение», адаптационный ответ. Если вернуться к заимствованной у Ж. Саломэ метафоре, то вспомним, что открытие электричества никак не было связано с усовершенствованием свечи, усложнением ее состава, изучением воска и парафина... Биологическое Декодирование болезней также не является продуктом развития психологии, психоанализа, психосоматики. Оно есть результат смены базовой парадигмы болезни на новую, опирающуюся не на психологию, но на физиологию человеческого тела и на функционирование его органов.

Наш последующий рассказ будет базироваться на этом положении, на его теоретическом и экспериментальном обосновании.

Теоретический и практический подход, разработанной мной в 1992 году, я назвал «Биологическое Декодирование болезней», желая этим отделить себя от фигуры доктора Хамера, позиции которого я расценивал как очень стимулирующие, но все же иногда чрезмерные.

«Декодирование»
Я говорю о «декодировании», так как болезнь в данном подходе рассматривается как некий код, матрица, запись определенной истории. Она проявляется симптомом, через кодирование себя в печени, кости, глазу... Весь окружающий нас мир закодирован, и большую часть времени мы, сами того не замечая, занимаемся его расшифровкой. Это справедливо относительно телевизионного пульта, телефонной клавиатуры и любой схематично представленной информации, для понятия которой мы постоянно используем математические, аналитические, метеорологические, лингвистические, психологические методы соответствия. Мы декодируем информацию, и наша биология делает тоже самое, без нашего ведома.

«Болезней»
Здесь идет речь о декодировании болезней, так как данный подход интересуется тем, что относится к болезни как физической, так и генетической, органической, функциональной или поведенческой природы.  

«Биологическое»
Декодирование болезней относиться к разряду биологического. Речь идет о декодировании не по типу лаканианского анализа, которое опирается на структуру языка (примером чего является игра слов). Это не сакральное декодирование, которое ищет связь между больным органом и текстом священного писания одной из духовных традиций, например, Библии, Талмуда или Корана. Речь также идет не о декодировании символов, принадлежащих разнообразным мифам и культурам...
Речь идет о декодировании, основанном на БИОЛОГИИ и, в первую очередь, на знании функции органа, которая направлена на поддержание жизнедеятельности организма и обеспечение его адаптационных потребностей. Первый вопрос, при наличии больного органа направлен на то, чтобы определить его биологическую функцию. Если мы хотим понять смысл кожного заболевания, мы, просто напросто, задаем себе вопрос о функциях дермы. В случае поражения печени, нас будет интересовать ее биологическая функция, именно с точки зрения биологической реальности. Возвращаясь к вышеописанным примерам, дерма нас защищает от внешнего мира; функцией печени, помимо прочих, является депонирование необходимого организму гликогена. Если на меня нападают, моя дерма утолщается; если пищи не хватает, моя печень увеличивается, накапливая резервы.


ГЛАВА 1
ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП

Звонит телефон. Неожиданный звонок может быть некстати. У нас есть несколько возможностей устранить дискомфорт: отключить телефон, перерезать телефонный провод, разбить телефонную трубку или же, как вариант, уйти в другую комнату.
Однако, звонок, нас так раздражающий, не звонит сам по себе. Никто никогда не слышал о телефонах, звонящих по собственной инициативе. Кто-то где-то ищет контакта с нами. Кто-то о нас думает, кому-то нужна наша помощь, кто-то что-то хочет нам сказать, передать информацию. Звонок лишь проявление, выражение другой реальности, которую в данный момент мы не знаем.

Любой симптом, любая болезнь сопоставимы телефонному звонку. Орган, тело не звонит само по себе. Симптом не появляется по собственной инициативе, его нужно рассматривать как реакцию на некий процесс.

Кто-то звонит нам. Выбор за нами: снять трубку или разбить телефонный аппарат... Точно также можно разрушать свое тело, перерезать нервы, ампутировать органы или удалять полушарие мозга, принимать лекарства, делать хирургическую пластику органов... А можно решиться поднять телефон, что будет значить войти в контакт с бессознательным, проявляющим себя, ищущим общения с нами через данный симптом. Именно такой подход, такое раскрытие, такой тип слушания предлагает нам Биологическое Декодирование болезней.

Основная идея Биологического Декодирования болезней заключается в том, что любой симптом является, во-первых, посланием, информацией, а во-вторых решением. 
Последнее высказывание, которое я поясню несколькими примерами, предполагает, что изменение на физическом плане (внутреннее изменение) является реакцией на изменения ситуации (внешнее изменение).

Когда пища попадает в желудок, он начинает секретировать соляную кислоту. Это одно из решений организма, его привычное решение, обеспечивающее пищеварение. Это решение не является проблемой. Если мы съели йогурт, желудок секретирует меньше кислоты. Если мы съели рагу, то будет принято решение о дополнительном синтезе кислоты. Если в желудок попали рыбные кости, мы увеличиваем объем слизистой, возможно даже сформируем желудочный полип, чтобы продуцировать больше кислоты, способствующей перевариванию кости. И даже рвота после съеденных несвежих устриц, не является проблемой, а решением организма, направленном на защиту жизни. После рвоты мы себя чувствуем уставшими, мы покрываемся испариной, нам нужен отдых. Все это тоже является частью решения.
Если в ответ на активное солнце мы покрываемся загаром, это не проблема – это решение. Наша кожа загорает , чтобы не сгореть. Если мы остаемся глухи к нашему телу, его биологическим реакциям и продолжаем находиться на солнце слишком долго, то, безусловно, мы можем сгореть. Каждое заболевание, каждый симптом является откликом на то, что я называю позитивным замыслом, который нам нужно учиться распознавать. Симптом - это адаптационное решение к внешнему событию. 


ГЛАВА 2
НОВОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ БОЛЕЗНИ

А. Реакция жизненной адаптации.
Все является реакцией жизненной адаптации. Симптом – это реакция на действие, которое зачастую забыто. Какая-то часть нашего тела, просто напросто, адаптируется к изменениям. Если случается солнечный удар, мы наблюдаем реакцию организма. Если рвота – мы снова видим реакцию. Это верно для всех симптомов.

Я поясню этот первый принцип на примере. Когда формируется «плюс- ткань» в легком (например, опухоль), необходимо задать себе вопрос, в чем смысл данного симптома, или другими словами, учитывая принцип «позитивного намерения», выяснить какую пользу данному человеку дает дополнительный объем легочной ткани. Нас будет интересовать биологическая функция органа. Для легкого, это, конечно же, функция получения кислорода и обеспечение газообмена. Если человек находиться в обедненной кислородом среде, избыточная легочная масса позволит получить ему необходимую дозу кислорода. Поэтому, в своей основе, разрастание легочной ткани является положительным актом.

Если данный человек будет находиться на большой высоте, где воздух беден кислородом, его организм начнет синтезировать красные кровяные тельца. Это еще одно решение хорошей адаптации, которое поможет ему жить и выжить.          
Данный принцип верен для всех симптомов, будь это случай узелкового перерождения ткани печени, позволяющего накопить больше гликогена, при наличии пищевой депривации (или только лишь страха нехватки еды), или же паралич ног, в ситуации, когда мы чувствуем, что вынуждены бежать в двух противоположных направлениях и не имеем физической возможности это делать. Такой паралич, указывающий на двойное принуждение, сковывающее нас, помогает нам освободиться от стресса.  
Б. Избавление от стресса.

Симптом, в действительности, является реакцией организма, направленной на избавление от стресса. В последнем примере, стресс возникал при необходимости бежать в противоположных направлениях. Если мы парализованы, то неясность положения пропадает, уходит необходимость поиска невозможного решения, исчезает источник неуправляемого стресса. Если нас оскорбили, после чего понизился слух, то симптом позволяет нам прервать контакт с источником стресса, воздействующим на нас через слух. Если нам когда-то не хватало пищи, то сформированный узелок в печени позволит навсегда избавится от страха голода. Болезнь, симптом, таким образом, является биологическим приемом, направленным на то, чтобы отдалить нас от стресса, а точнее, облегчить наше осознанное и непрерывное взаимодействие с определенным типом стресса.

Решение, которое принимает тело в качестве адаптации, заключается в том, чтобы укрыться как можно глубже в бессознательное от проблемы, которую не удалось урегулировать, обойти или решить. На биологическом, бессознательном, уровне орган берет на себя кодирование и решение проблемы. Общий стресс превращается в стресс локальный, который больше не осознается.

Жак Саломэ описывает случай, показательный в этом отношении. Во время консультации он задает вопрос женщине:
- У вас были выкидыши?
- Нет.
- Сколько раз?
- Три.    
Осознанно она не абортировала. Значит все в порядке...
Клинический пример:
Ко мне на консультацию приходит мужчина по поводу рака легких. Я задаю вопрос, были ли у него сильные переживания страха смерти, потому что легкие, это орган связанный именно с таким переживанием. Включая бессознательно свои защиты, он мне отвечает несколько раздраженно: «Нет. Ничего такого.» Я предлагаю ему сохранять спокойствие и назначаю встречу через месяц. Во время второй консультации он мне рассказывает: «Мне кое-что пришло на память. Я сразу это не увидел. Страх смерти , в общем-то, мне кое что напоминает... Это было до того, как возникли проблемы со здоровьем. Да, может быть это... Но я совершенно об этом забыл...» Он рассказывает об автомобильной аварии, пережитой в детстве. Семья едет на отдых, все счастливые, торопятся поскорее добраться. Отец ведет машину быстро, очень быстро. Далеко за городом навстречу им выскакивает машина, происходит лобовое столкновение. Мальчик сидит сзади. Его сильно встряхнуло, но ему удается выбраться из машины. Отец, мать и сестра без сознания. Всюду кровь. Он направляется ко второй машине за помощью, но все ее пассажиры мертвы. Он хочет получить помощь в каком-нибудь доме, но кругом никого нет. И, в поисках помощи, ему придется пройти бесконечные километры, оставив своих родителей истекать кровью. Он уходит, не зная, найдет ли их живыми...

Я описываю только контекст, но можно представить всю силу переживаний этого ребенка, встретившегося со смертью. И, несмотря на масштаб события, он мне говорит самым естественным образом: «Я действительно испугался, что они умерли. Но я об этом забыл». Таким образом событие было отодвинуто. Будучи невыносимым, оно было подавлено в бессознательное , а затем биологически закодировано тканью легких. Часть тела, мозга, бессознательного берет на себя проблему, с тем чтобы уберечь остальной организм и позволить человеку продолжить жить и функционировать.  

С. Симптом – это избыток или недостаток физиологической нормы.  
Симптом – это не что иное, как физиологическая норма в избытке или недостатке. Не существует болезни, которая бы создавала новый или неизвестный орган. Когда у человека рак кости, то имеется избыток кости. Когда кто-то жалуется на шум в ушах, он слышит звук, дополнительный звук. Или, наоборот, симптом проявляется через недостаток: человек страдает пониженным слухом, становится близоруким или теряет кальций.  
 Болезнь – это избыточная реакция, запущенная с целью выживания. Это реакция проявляется всегда в определенном контексте, в ответ на ситуацию или условия, соответствующие особым характеристикам, которые мы разберем дальше. Это решение, дающее телу дополнительные возможности для адаптации и выживания.

Принцип адаптации можно констатировать , проследив за эволюцией живого от поколения к поколению в ходе тысячелетий. Исследуя историю человека, мы находим, что в определенные временные периоды, на полярных территориях, он был гораздо больше покрыт волосами и имел намного более крепкие зубы... Постепенно волосяной покров исчез, пальцы на ногах сделались короче, зубной аппарат эволюционировал так, что зубы мудрости, в некоторых случаях, почти совсем исчезли. Тело приспособилось к окружению, к внешним условиям. Никому не приходит в голову рассматривать эволюционные изменения как проблему, как болезнь. Напротив, это чудесные возможности адаптации. Можно констатировать эволюционные процессы по всюду в животном и растительном мире. Они сопутствуют изменениям окружающей среды (температура, хищники, внешние условия) и являются результатом адаптации. Вспомним предложение Дарвина , согласно которому, одним из основных законов естественного отбора видов является адаптация: виды, неспособные адаптироваться к изменениям окружающей среды, исчезают.
Можно также отметить мимоходом работы Селье, в котором я вижу одного из предвестников Биологического Декодирования. Селье, один из первых, начал говорить о стрессе, как о факторе положительном и необходимом для адаптации и выживания.


ГЛАВА 3
ПРИЧИНЫ БОЛЕЗНЕЙ

А. Биологизирующий шок.
Любой симптом, любая болезнь начинаются в очень точный, конкретный момент, момент шока. Речь идет об ощутимой драме, которую можно проследить до часа, до секунды. Я предлагаю обозначить это событие как «био-шок» или «биологизирующий шок».   

Понятие мгновенности фундаментально. Несмотря на то, что это очевидно для многих терапевтов, мне известно мало специалистов, кто в своей практике действительно настойчиво ищет точный момент возникновения заболевания. Множество увлекательных подходов, например, поднимают проблему трудных отношений с «поглощающей» матерью, или травмирующие последствия траура, тяжелого развода, но, как правило, они не ищут, КАКОЕ именно мгновение текущего события было пережито тяжело. Таким моментом мог быть миг, когда человек оказался лицом к лицу со своим супругом перед судьей, или оскорбительный звонок от родственников супруга, или вечер, когда человек первый раз за много лет оказался один в супружеской постели... Поиск точного мгновения, ключевого момента входа в болезнь, иногда может занять много времени. На мой взгляд, это неустранимый этап терапии, и я призываю терапевтов данного направления не бояться тратить на это необходимое время.

Понятие мгновенности принципиально, и я настаиваю на этом, так как речь идет о мгновении, запускающем как болезнь, так и выздоровление. Все шло хорошо до 13.21..., но в 13.22 происходит что-то, случается неожиданное событие, и с этого момента жизнь уже не та. Эти изменения будут иметь последствия на эмоциональном плане, физиологическом, органном, психологическом. В основе любой болезни мы находим такой переходный момент- миг, в который все опрокидывается. 
Клинический пример:  Данный принцип я проиллюстрирую случаем из практики. Ко мне на консультацию пришла женщина по поводу злокачественной опухоли яичника, которая появилась у нее после женитьбы сына. Мы нашли момент, точное событие, которое легло в основу «биологизирующего» шока, драму, которая погребла ее, превратив в надгробное изваяние, подобное распростертым в вечности каменным трупам церковных плит.  Эта женщина пережила шок на следующий день после свадьбы своего единственного сына, в тот момент, когда проходила мимо открытой двери в его бывшую комнату, полную невыносимой для нее пустой тишины. Двадцать два года она жаловалась на шум и беспорядок, и вот, отныне, здесь не было ничего, кроме тишины, как если бы сын умер для нее. Как если бы она, как мать, была мертва, больше не существовала. Важно было найти именно этот момент, так как в биологической логике, опухоль яичника связана напрямую с конфликтом на тему материнства и потомства.  тот случай , в силу схожести определенных аспектов, напоминает другого пациента, подростка, страдающего опущением правого века. Биологизирующий шок произошел в ночь, следующую после смерти его матери. Ночью, поднявшись в туалет, он проходил мимо комнаты матери, которая находилась от него по правую руку. Тело лежало на кровати. Ему было невыносимо видеть прах, тело матери, которое он желал видеть, но на которое не мог смотреть. И каждый раз, проходя мимо этой двери, он активизировал травму. Биологическим решением для этого подростка, отдаляющим его от источника стресса, стало прикрытие правого глаза, позволяющее не видеть. И с первых минут терапии, с момента, когда пациент позволил себе вспомнить то мгновение и сопутствующие эмоции, опущенное веко начало исцеляться. Через неделю он совершенно освободился от симптома.

Б. Признаки био-шока.
Био-шок имеет ряд признаков. Не любой шок, не любые драматические события, с которыми мы сталкиваемся, подлежат определению биологизирующего шока. Совершенно очевидно, что каждый из нас ежедневно сталкивается с разнообразием конфликтных ситуаций, и в ходе жизни соприкасается с множеством событий, определенно травмирующего характера, что далеко не всегда порождает заболевание. И, наоборот, кажущееся благополучными, люди «без проблем», подвержены различным болезням и симптомам.   Био-шок проходит всегда незамеченным. Он связан с переживанием человека, а не с событием как таковом. Иногда безобидное событие пробуждает прошлое страдание или программирующий конфликт. Что определяет эту разницу? Каковы характеристика шока, способного увести в болезнь?
Изоляция
Био-шок является последствием события, прожитого в изоляции. Человек не сумел или не имел возможности поговорить о пережитых чувствах. Он мог рассказать о событии, о своих действиях, о своих взглядах, но не смог высказать свои глубинные эмоции. А если смог, то возможно не почувствовал себя принятым, понятым , не ощутил освобождения. Он мог чувствовать что его осуждают, отвергают, и эмоциональное переживание, обесцениваясь в его собственных глазах, теряло возможность быть выраженным, проявленным вовне.  
Неожиданность
Шок нельзя предвидеть. Он для нас всегда неожиданность, застающая врасплох. Это то, к чему мы не приготовились. Пример. Родитель умирает после долгой болезни. Трагическое событие, к которому мы готовы, скорбь глубока, но она выносима. Напротив, шок возникает совершенно неожиданно, в момент раздела имущества, когда проявляется никем не подозреваемая жадность одного из членов семьи.  
Отсутсвие решения (безвыходность)
Шок возникает тогда, когда нет возможности принять долговременное, удовлетворительное, осознанное, волевое решение. Для человека, в момент шока, нет доступа ни к рассудку, ни к аналитическому аппарату, ни к личностным или семейным ресурсам. В момент шока нет возможности решить проблему вербально. Человек находиться в тупике.
Затронут уровень глубинных ценностей
Шок связан с индивидуальной системой ценностей. Человека поражает именно смысл, который он придает трагедии. Увольнение может стать источником биологизирующего шока, для человека, который превыше всего оценивает свою работу. Для одного человека самым важным будет внимательно выслушивать других, если он чувствует, что не был услышан, для другого самым ценным будут человеческие отношения, если он чувствует себя покинутым и т.д. Человек идентифицирует себя с каким-то элементом драмы. И это то, что требуется найти в ходе терапии.

В. Понятие «био-мишени»
На учебных семинарах, я предлагаю с методической целью представить человека, и любое живое существо, в виде мишени, состоящей из концентрических кругов. В своем подходе я назвал ее «био-мишень».    
- В модели био-мишени самый внешний круг соответствует внешнему окружению. Это та область, с которой мы входим в отношения и откуда мы получаем опыт. Окружающая среда оказывает влияние на нас, и мы оказываем влияние на окружающую среду.
- Второй круг соответствует пространству наших действий; оно находиться между нами и внешним миром. Это все то, что мы делаем, наше поведение.
- В третий круг попадают наши мысли, суждения и верования; они находятся внутри нас(несмотря на то, что частично детерминированы окружением и связаны с нашими действиями).
- Все эти три элемента, в момент био-шока, и во время терапии, не имеют решающего значения. Надо двигаться дальше, внутрь, в сферу эмоций, в область эмоционального переживания. Именно оно составляет центр био-мишени. В действительности, шок, возникающий из внешней среды, пронизывает все слои и достигает самой сердцевины мишени. Событие приобретает особую, специфическую, эмоциональную окраску, которая является волшебным решетом, отделяющим вход на биологический уровень.
В терапевтической работе важно в ходе беседы уметь понять о чем именно говорит человек, где именно он находится. Единственное, что подвергается биологизации – это центр мишени, т.е. эмоциональное переживание.    

 Клинический пример: Для иллюстрации этого очень важного для диагностики и лечения принципа, я подробнее разберу описанный выше случай женщины, которая обратилась ко мне по поводу опухоли яичника. Раковое разрастание клеток яичника наводит меня на след переживания, связанного с глубокой потерей. Я начинаю с того, что спрашиваю, какое важное событие прожила пациентка перед появлением симптома. Она отвечает, что таким событием была свадьба сына. О чем она говорит, когда мне это рассказывает? Какую информацию, с какого уровня, мы имеем на этом этапе консультации? В модели биологической мишени это уровень события, изложенного достаточно поверхностно. На этой стадии нужно продолжать слушать. Я начинаю расспрашивать ее о глубоких переживаниях, связанных со свадьбой. Пациентка мне отвечает: «Что я действительно чувствовала так это то, что приглашенных 250 человек. Я даже пригласила повара. Ведь вы же понимаете, что это огромное количество народа. Приглашенных было много как с одной, так и с другой стороны. Конечно же, моя бабушка не смогла приехать, так как очень устает...».О чем она мне говорит? О внешних событиях, о контексте. Мы все еще находимся на периферии, и я ничего не знаю о ее чувствах. Я лишь могу выдвинуть гипотезу, что описывать внешние обстоятельства, должно быть, является для нее способом защититься от особенно болезненного переживания. На этот момент консультации у меня все еще нет никакой важной информации относительно момента запуска болезни у этой пациентки. Я настаиваю на этом месте: для меня очень важно знать... что я не знаю ничего существенного!... Иначе мы рискуем начать, так сказать, лить воду, т.е. формулировать гипотезы, по типу проекций, отражающие в большей степени наши собственные переживания в подобной ситуации, нежели переживания пациентки.Пациентка продолжает: «Поскольку было столько народу, именно я встречала гостей. Я приглашала повара. Я делала все, что бы все прошло хорошо.» С какого уровня эта информация? Пациентка больше не рассказывает о других. Она говорит о том, что она делала. Она включает себя. Мы двигаемся ближе к центру мишени, но я до сих пор не знаю, что она чувствовала. И повторюсь здесь еще раз, биологизируется только переживание. Я спрашиваю ее: « Ваш сын женился, а что происходило с другими? Какие ваши чувства по поводу этой свадьбы?» Она отвечает: « Я чувствовала, что он нашел действительно милую девушку. Он сделал хороший выбор. Они друг другу отлично подходят.» Какую информацию мы имеем? Пациентка до сих пор не ответила, но мы находимся уже не уроне ее мыслей, мнений и ценностей . Мы приближаемся к центру мишени, что важно, но все-таки это еще не то, что биологизировалось, не то, что отпечаталось внутри, закодировалось в больном органе. И тогда я прошу ее более подробно описать каждый этап свадьбы. Был ли какой-то момент более волнительный, чем другие? Пациентка наконец-то находит ответ, к концу полутора часовой консультации...
Она говорит:
 - «На утро после свадьбы я проходила по коридору мимо комнаты сына». Опять она сообщает о том, что делала.    
- «Что вы почувствовали в этот момент?»
Она говорит фразу, которая очень часто звучит из уст пациентов: «Я не знаю. Не могу найти слова.» Именно по этой причине они и заболевают! Потому, что они не могут высказаться! И вот наконец мы у цели. Нам, терапевтам, необходимо поддержать, удержать пациента в этом месте, окружить теплом и нежностью. Момент, в котором они находятся, это сакральный акт творения (sacré- ça crée). Это созидающая точка, в которой происходит исцеление, осознание и рост.
-«Он как бы мертв. Он больше не придет.» Действительно он прожил у нее до самой свадьбы. До сих пор она запрещала себе взаимодействовать с чувством утраты, потому что знает, что он счастлив. Тем не менее, в глубине себя, она чувствует, что потеряла его. Его больше не будет дома. Это ее единственный сын. Ему 24 года. Он будто бы умер. Именно теперь она достигла своего глубинного переживания, центра мишени. И теперь она способна его донести до меня.

Г. Переживание
Мы выделяем 4 основных типа переживаний.
Архаические переживания, связанные с выживанием. Примером являются страх смерти, страх голода. Эти переживания соответствуют базовым, фундаментальным потребностям и представляют собой очень «животный» уровень.
Переживания, связанные с потребностью в защите, возникают в ситуациях, когда мы по отношению к себе чувствуем агрессию, чувствуем, что нас очернили, опорочили, задели. Мы ощущаем себя в опасности.
Переживания, с оттенком обесценивания, недооценки. Они встречаются у людей с пониженным чувством собственного достоинства, которые думают, что ничего из себя не представляют и ничего не стоят.
Переживания социальные, связанные с отношениями. Сюда мы относим понятия контакта, территории, сексуальности, расставания, фрустрации, злобы, бессилия.

Тип переживания в момент шока имеет принципиальное значение. Можно сказать, что это краеугольный камень на пути к болезни, и к выздоровлению. Это тот цвет, которым мы окрашиваем внешний мир и обстоятельства, с которыми соприкасаемся.
Одно и тоже событие будет проживаться по-разному, и будет иметь разный биологический и \ или психологический отзвук, в зависимости от пережитой эмоции и от смысла, придаваемого событию. Увольнение для одного будет ударом по самолюбию, для другого спровоцирует гнев или стыд, а у третьего породит страх лишиться жизненно необходимого и т.д. 

Д. Две логики существуют в нас параллельно.
Самое важное в этом подходе – это биологическое переживание. Это переживание не интеллектуальной, не познавательной природы. Необходимо четко отличать логику ума, интеллекта, рационального мозга от логики тела, клеток, «нутра», эмоций.
Рациональная рассудочная логика никогда не породит симптом или болезнь. Это делает изолированная система эмоциональной логики. Мы можем понимать, что бессмысленно и нелепо беспокоиться за детей, находящихся в безопасности у бабушки, но эмоция присутствует, и тревога не поддается контролю. Все знают, что абсолютно глупо бояться паука на фотографии, но при этом некоторые испытывают полномасштабную фобию и не могут реагировать иначе.  

Для иллюстрации того, что представляют из себя эти две логики - логика рационального интеллекта и логика эмоционального переживания- я разберу клинический случай мужчины, который хотел покончить собой из-за маленького роста, что носило характер бредового убеждения. Лечащий персонал, психиатры и санитары, другие пациенты и члены семьи, словом, все вокруг обращались к нему одним и тем же подходом, взывая к разуму, обращаясь к его здравому смыслу. Его убеждали, что он не так мал, и его рост не повод для самоубийства, приводили в пример знаменитого футболиста одного с ним роста и вспоминали маленьких мужчин, имевших большой успех у женщин... так как он был убежден, что из-за роста никогда не заинтересует ни одну женщину. Все вокруг обращались к его интеллекту силой аргументов...Это не вело ни к чему, так как его исступленная убежденность была недосягаема для рациональной логики, и он регулярно повторял суицидальные попытки. Но посмотрев иначе, можно видеть, что согласно логике своих эмоций, в своем внутреннем эмоциональном мире, он опирался на собственную правду и логику, отделенную от логики рациональной.
Болезни и симптомы всегда имеют дело с логикой , которую я называю клеточной, телесной, органической. Мы думаем либо головой, либо телом. Будучи разными, они могут находиться в глубоком конфликте. В этом случае, бессознательная логика берет верх.

Е. Истинное и воображаемое.    
Наш мозг не делает различий между воображаемым и реальным событием.
Реальным я называю событие, идущее извне, ситуацию которую мы проживаем, видим, слышим, можем чувственно воспринять. Воображаемое событие, напротив, имеет когнитивную природу. Это то, о чем мы думаем, то, что представляем или вспоминаем.
Мозг не делает разницы между этими двумя типами событий. Независимо от того проживаем мы событие или воспроизводим его по памяти, тело секретирует одинаковый набор кислот, выделять пот, ускорять сердцебиение, а на эмоциональном уровне проявлять идентичную радость, грусть, гнев, стыд и т.д. Эмоции ничем не отличаются.
Это наблюдение имеет первостепенное значение с точки зрения запуска болезни. Когда случается внешнее событие, что происходит постоянно, оно окрашено, оттенено, деформировано в большей или меньшей степени, нашей субъективностью, нашим внутренним миром. Реальность мы постоянно воссоздаем. Внешнее событие, если рассматривать его в концепции био-мишени , пересекает круг мыслей, где оно идентифицируется, оценивается и ассоциируется с воспоминаниями.  
Я вижу картину в первый раз. Всего лишь пятна краски. Я смотрю на имя художника и читаю Гоген, Пикассо или Миро. Тут же картина, оставаясь прежней, производит на меня совершенно новое эмоциональное воздействие: «А! Это Пикассо! Как сильно...».
Эту мысль проводит собеседник Маленького Принца в своем рассказе : «Маленьким мальчиком я жил в старом доме, где, по легенде, было спрятано сокровище. Конечно же, никто никогда не смог его найти, а возможно, что никто его даже и не искал. Но это придавало всему дому особое очарование. Мой дом, в глубине своего сердца, хранил секрет...»

Таким образом, мы взаимодействуем не с внешней объективной, количественно исчисляемой и воспроизводимой реальностью, а с идеей, с внутренним построением, с воссозданием внешнего мира внутренним ... Исключение составляют те, кого Будда и другие называли «бодрствующими». В этом случае, речь идет о состоянии осознания текущего момента, освобожденном от личностных интерпретационных фильтров... В ожидании достижения этого уровня сознания, человеческое существо развешивает ярлыки, интерпретирует, навязывает смысл и реагирует не на внешний мир, а на свою точку зрения. Ярлыки остаются воображаемыми, виртуальными, безосновательными и случайными. Они порождает эмоцию, приятную или неприятную, в зависимости от того какой смысл приписывается событию.
Эпиктет писал в своем «Руководстве»: «людям мешают не вещи, а их представления о вещах. Например, смерть не является злом. Наше представление о смерти как о зле, вот что является истинным злом. И тогда, если мы недовольны, беспокойны или грустны, то некого винить кроме себя, кроме собственных суждений».
Не зависимо от того, реальная ли природа события (внешняя) или воображаемая (внутренняя), эмоция будет реальной и вызовет реальный биологический ответ в виде опухоли, язвы, раздражения или чего-то еще.

Можно подшутить над приятелем, сказав, что видели его подругу под руку с таким-то. Тот, кому это будет сказано, возможно почувствует как ускоряется сердце, пена поднимается к губам, вздуваются жилы на шее и т.д. А через три минуты вы признаетесь ему, что выдумали все от начала до конца. Это хорошая демонстрация того, что само событие не является действующим фактором.   

Ж. Эмоция связана с нашей биологической реальностью.    
В Биологическом Декодировании мы изучаем архетипические функции кожи, надпочечников, печени, мочевого пузыря... Для каждого органа мы ищем соответствующий архетип. Для мочевого пузыря, например, речь идет о маркировании своей территории, как это делает собака, леопард и многие другие.
Когда на консультацию ко мне приходит женщина с проблемой цистита, я задаюсь вопросом, кто же посягает на ее территорию, вызывая в ней желание мочиться целый день. Кто это постоянно приходит на кухню и заглядывает в кастрюли, несмотря на то, что она этого не переносит? Может быть муж вторгается на ее территорию, когда она не хочет, чтобы он приходил. Это архетипическая реакция, проявленная в теле, на уровне биологии тела.

З. Резюме
 В основе всех заболеваний лежит мгновенное событие которое трансформируется, в зависимости от приданного нами смысла, в эмоцию очень определенной окраски. Данная эмоциональная окраска точно определит тип конфликта, биологическое решение которого возьмет на себя орган человеческого тела, несущий соответствующую функцию в организме.

Например, у женщины трудные, вызывающие стресс, отношения с детьми. Она измотана ситуацией, не может контролировать отношения, она перестает себя уважать и считает плохой матерью. Эта эмоция связана с определенным органом. В этом примере, речь идет о левом плече, если человек правша.   

1: Дополнительная информация в книге К. Флэш «Биологическое декодирование болезней», издательство Le Souffle D’Or.
Made on
Tilda